Ortega (el_cambio) wrote,
Ortega
el_cambio

Сложившаяся в данный момент политическая, не побоюсь этого слова, ситуация напоминает мне очень старый, советский еще, кажется, анекдот.

Приходит мужик в поликлиннику:
- К гинекологу на прием кто последний?
- Мужчина, вы явно что-то перепутали, это женский врач.
- Ничего я не путаю. Спиральки он ставит?
- Да...
- Ну, значит он и снимет!

Вполне естественно, что ограниченная группа заинтересованных лиц, сумевшая однажды в кратчайший срок накачать ничтожный рейтинг Бориса Ельцина с восьми до невероятных пятидесяти трех процентов - точно так же способна сдуть, причем за то же самое время и семидесятипроцентый рейтинг Владимира Путина: до процентов, скажем так, сорока. Это, конечно, еще не политическая смерть, но в некотором роде ультиматум.

По поводу этой ситуации есть два очевидных вопроса, отвечать на которые прямо и честно ни одно заинтересованное лицо, разумеется, не станет: в чем причина конфликта и что является предметом торга? Дело, конечно же, вовсе не в том, что прогрессивная интеллигенция внезапно лишилась страха, а у темного народа столь же внезапно лопнуло всякое терпение. Отрицание Путина в 2011 году есть явление настолько же массовое и иррациональное, насколько массовым и иррациональным было восхищение Путиным в 2007 году.

Более того: продвижением этого настроения в широкие массы сегодня занимаются, в абсолютном большинстве случаев, ровно те же самые люди, которые еще совсем недавно считались наиболее последовательными трубадурами стабильности и менестрелями суверенитета. Механизм привычный, "яростное общественное порицание инакомыслящих" с минимальными изменениями даже в общей терминологии: если раньше фриком, лузером и/или циничным наемником по умолчанию считался любой противник Владимира Путина, то теперь - любой его даже самый осторожный и умеренный сторонник.

Поэтому я все-таки позволю себе не согласится с заявлением Александра Рыклина, будто "столичная полугламурная тусовка" все это время сидела, засунув язык в задницу [точнее, может быть и в задницу, но - смотря кому]. Наоборот, она ежедневно выполняла важнейшую политическую работу; просто сейчас, как принято говорить в таких случаях, у нее "концепция изменилась". Точнее, в один момент перевернулась с ног на голову, но пусть вас не смущает такая загадочная акробатика - мир, как известно, многообразен. Если выражаться в стилистике Рыклина: "восемь лет лизали жопу - оказалось, что не ту".  

Отношения гламурной богемляди и Кремля не являлись в строгом смысле отношениями начальника и подчиненного. Скорее это было почти равноправное партнерство, при котором одна сторона делала вид, что командует, а другая - что подчиняется во имя сохранения стабильности, социального мира и межнационального согласия [наиболее близкий пример: отношения клиента и службы сервиса, которая, однако же, оставляет за собой право отказать в обслуживании любому клиенту без объяснения причин]. 

Выдвижение Владимира Путина кандидатом на президентские выборы 2012 года формально подчиняющаяся сторона по не вполне понятным постороннему человеку причинам посчитала грубым нарушением договоренностей. И теперь, в качестве симметричного ответа, просто снимает ранее установленную ее же руками спиральку. Попытка части кремлевских элит противостоять этому процессу путем перехвата прошлых лозунгов богемляди ["кровавый госдеп", "оранжевая чума" etc] - вне поддержи самой богемляди предсказуемо заканчивается срамом.

Можно ли считать богемлядь субъектом долгожданных перемен? Безусловно. Вопрос в том, насколько долгожданных - благодаря этим людям мы действительно каждое следующее утро можем проснуться в другой стране, однако никто не гарантирует, что это окажется страна, в которой хотелось бы просыпаться. "Новая недовольная контрэлита" выступает, конечно же, вовсе не за гражданские права и свободы: политические репрессии при Медведеве только усиливались, соответствующие статьи Уголовного Кодекса регулярно ужесточались, а количество осужденных по этим статьям - убедительно росло, причем не в последнюю очередь благодаря все той же богемляди, которая в этом вопросе себе не изменила: сочинение доносов по 282 статье ныне считается делом не только вполне допустимым, но даже отчасти престижным.

Что же касается рядовых гражданских и политических активистов, то они могут сколько угодно жаждать свободы, справедливости, равноправия и построения цивилизованной, комфортной для граждан государственной системы европейского типа, однако точно так же советское шляпное инженерье представляло себя новым общественным классом долларовых миллионеров - который появится сразу же, как только сдохнет проклятая Софья Власьевна. Ну что же, Софья Власьевна действительно сдохла, а новый общественный класс долларовых миллионеров и в самом деле  появился - но шляпное советское инженерье надолго уяснило себе смысл слова "нюансы".

В общем, за какие именно коврижки в данный момент идет торг между лицами, принимающими решения - отчетливо представить практически невозможно. О вполне очевидном лично для меня "расколе контр-элит" я же писал. Кто-то вполне согласен принять в качестве компенсации обещание "продолжить курс реформ" с тандемом Прохоров - Кудрин в качестве их локомотива. Кто-то считает, что этого обещания явно недостаточно и к тому же нет никаких гарантий, что оно будет исполнено: в частности, распространяется слух, что этих людей могло бы удовлетворить назначение Натальи Тимаковой на пост главы Администрации Президента [то-то обрадуется такому повороту событий ее уважаемый супруг Александр Будберг, долгое время, кстати, получавший в МК вторую зарплату лично от Бориса Ефимовича; страшно даже представить, какие роспилки полетят в этом случае по закоулочкам]. А кто-то распалился до такой степени, что никакого иного варианта кроме как "не допустить возвращения Путина в Кремль" для себя не рассматривает.

Но на митинге эти лица совершенно точно не находятся. Митинг только объект этого торга, инструмент шантажа, пытающийся, впрочем, время от времени то с одного, то с другого края стать хотя бы отчасти субъектом [пока неудачно, но время покажет]. Хотя это, конечно, вовсе не означает, что принимать участие в массовый народных выступлениях бессмысленно и даже вредно. Дальнейшие события могут развиваться по одному из нескольких сценариев и каждый такой сценарий предполагает свои развилки вариантов для каждого конкретного участника, "opportunities так называемые" (с) Л. Б. Невзлин.

Понятно, что  для рабочего из Нижнего Тагила эти развилки могут быть совершенно иными, нежели для столичного хипстера из модной кофейни - и странно предъявлять рабочему по этому поводу какие-то претензии. То же самое верно и для левых по отношению к националистам, и для националистов по отношению к левым, и для всех их вместе взятых по отношению к либералам, и вообще для каждого отдельного компонента образовавшейся оппозиционной "salad bowl". Вполне достаточно четко представлять, на какие opportunities рассчитывайте лично вы, как собираетесь добиваться своей цели, и каков ваш план на случай, если вдруг история, как писал Бабель, свернет в какую-то совершенно неожиданную боковую улицу.

Но про пресловутые "Пять требований" лучше забыть сразу - они намеренно составлены так, чтобы представлять собой лишь предлог, позволяющий спокойно тянуть время до тех пор, пока кто-нибудь не сдастся - или власть, или простые участники митинга. Многие мои добрые знакомые говорят сейчас о том, что протест постепенно выдыхается и волна недовольства сходит на нет, но это вполне естественно: 24 декабря произойдет всего лишь генеральная репетиция заключительного раунда торгов, который состоится, как нетрудно догадаться, в марте будущего года. Конечно, если умные граждане оперативно пресекут любые попытки нах-нахов маргинализировать протест, объявляя новый митинг каждую неделю, особенно в дни новогодних каникул.

К тому же у площади нет единого консенсусного лидера, который бы мог уверенно представлять и отстаивать народные требования. Если власть решит договариваться напрямую с протестующими, игнорируя всех навязчивых посредников - кто должен представлять "новых недовольных" на этих переговорах? Теоретически, конечно, Михаил Прохоров, но фактически там одних только оргкомитетов три штуки - и это не считая разнообразных "рабочих групп" и "креативных инициатив". И каждая более-менее значимая группа пытается провести в потенциальные лидеры своего представителя, но бдительные конкуренты не дремлют: Божена Рынска, например, и вовсе предложила устроить перед сценой vip-партер с организацией входа исключительно по спецпропускам, чтобы "кремлевские провокаторы хороших людей не освистывали".

Кстати, та потрясающая легкость, с которой различная богемлядь записывает сейчас всех, кому она не нравится, не исключая даже друг друга, в наемные провокаторы и сурковскую пропаганаду, не удивляет совершенно - точно так же ранее она клеймила всех несогласных агентами Леонида Невзлина и Бориса Березовского. Борис Ефимович, уважаемый, договорился до того, что назвал кремлевскими наемниками "нацистов, нашистов и лимоновцев" - именно так, через запятую, причем не в каком-то приватном разговоре, а вполне открыто, на официальном заседании оргкомитета [одного из, буквально вчера].

Вспоминаю, как еще совсем недавно Эдуард Вениаминович искренне и горячо беспокоился за политическую судьбу революционного Бориса Ефимовича. Напрасно беспокоился, нормально все у Бориса Ефимовича с политической судьбой. Тем более, что я еще несколько лет назад предупреждал - в случае своей хотя бы относительной победы одна половина "большинства перемен" немедленно пересажает другую по 282 статье, если не хуже. Но мне все-таки до сих пор не вполне понятно, почему "хорошие люди" должны назначаться "либеральной интеллигенцией", а не выдвигаться на трибуну непосредственно площадью. Что же касается общественного недовольства в адрес скомпроментировавших себя политиков и общественных деятелей: стыдитесь, граждане революционеры, даже Путин в итоге признал, что его физиономия может кому-то совершенно искренне надоесть.

Отсутствие понятного лидера в подобных ситуациях означает только одно - этот лидер существует и прекрасно себя чувствует, просто знать о нем простому электорату пока что не положено. Даже если массовые протестные выступления испугают Путина настолько, что он стремительно сбежит из Кремля, кавардак в стане оппозиционных воинов приведет лишь к тому, что место Путина займет человек, который уже сейчас находится в Кремле. Очень мило, но нельзя ли в таком случае назвать этого человека по фамилии?

Впрочем, пустое. Владимир Путин никуда не убежит. Не далее, опять же, как вчера, все тот же Борис Ефимович вынес свой строгий вердикт - митинг необходимо провести в максимально "стебном" [ergo максимально безопасном для власти] формате. Настроение у людей хорошее, не нашутились еще досыта, можно понять. Но сам феномен нах-наховщины меня, признаюсь откровенно, поражает. "Старый менеджмент оппозиции" заявил "веселую" кампанию по порче бюллетеней, полностью провалившуюся на выборах, но благодаря Навальному получил право говорить, как победитель, от лица тех, кто проголосовал и теперь возмущен фальсификациями. Это еще ладно.

Когда "старому менеджменту" прозрачно, но убедительно намекнули, что его место на общегражданских выступлениях далеко не главное, и даже не первое, нах-нахи отреагировали немного предсказуемо:

Я примерно представляю себе, откуда эта дикая агрессия со стороны полугламурной московской тусовки в отношении оппозиционных политиков (Вон из Оргкомитета! Ни одного выступления на митинге!). Те, кто годами жил с языками, засунутыми глубоко в задницы, гораздо комфортнее чувствуют себя рядом с такими же фрондерами-неофитами. Люди, все это время открыто противостоящие власти, конечно, их раздражают...Они отлично понимают, что улица очень скоро об этом вспомнит и сама всех расставит по местам...Я думаю, - уже 24-го... Ну, и Сурков, разумеется, работает. Ему теперь надо. Владислав Юрьевич, ау! Я тебя вижу!

Феноменально. Дорогие бывшие коллеги, если верить вашим официальным заявлениям, то в этом и состояла ваша историческая задача: добиться того, чтобы обычные граждане, без партийных структур, без политических лидеров и даже, желательно, без внятных убеждений, объединенные исключительно великой силой социальных сетей и пробудившимся коллективным самосознанием, широким гражданским горизонтальным движением вышли на площадь и самостоятельно потребовали, чтобы власть не нарушала их права. Какой еще к черту оргкомитет? Исключительно спонтанная самоорганизация.

И когда мы, открыто противостоявшие власти в то время, как Борис Ефимович беззаботно катался на любимой доске по волнам Средиземного моря, говорили, что это бред собачий - вы обвиняли нас в гнилом пафосе, косности мышления, отсталости от моды, несоответствии трендам и прочих смертных грехах. Почему же теперь, когда чаемая вами "революция хипстеров" почти совершилась, вы пытаетесь запереть ее в старый, столь ненавистный вам политический формат, да еще и запрыгнуть ей на шею? Сегодня моде и трендам не соответствуете лично вы - ну так и отойдите в сторону, не раздражайте почтенную публику.

Впрочем, можно довериться суду улицы. Горячо одобряю и всячески приветствую подобное решение. Но приговор улицы уже прозвучал - и прозвучал вполне однозначно. Какова же оказалась ваша реакция? Ну естественно:

Вчера на митинге в Питере стало ясно, какую стратегию будет использовать Сурков для дискредитации митингующих. Подробнее я об этом буду писать в «Новой» в среду, а сейчас важно сказать вот что: в Питере к сцене, придя на час раньше, пролезли нацики и нашики, и нацики рвались на трибуну, а нашики – свистели. Засвистели Оксану Дмитриеву.

Опять, то есть, происки коварного Суркова. Только засвистели в Петербурге не Оксану Дмитриеву. Засвистели Бориса Ефимовича Немцова. С Дмитриевой случился более тонкий инцидент: ей закричали "сдай мандат"; вполне легитимное требование с учетом тематики митинга. Вместо того, чтобы объяснить свою позицию по поводу мандата, Дмитриева зачем-то начала, извините, огрызаться в худших традициях типичного завуча советской средней школы. А люди не любят, когда на них огрызаются.

В сухом остатке имеем следующее: если "гражданские лидеры" не хотят видеть нах-нахов с их союзниками в оргкомитетах, тем хуже для гражданских лидеров, это провокация Суркова, улица рассудит. А если улица судит неправильно - тем хуже для улицы, это провокация Суркова, отгородимся от этой улицы vip-партерами, спецпропусками и тройным кольцом охраны.

Допустим, Путин существует в кремлевском информационном вакууме и не знает реального настроения народных масс - но в каком космическом вакууме существует вся рукопожатная общественность, если Борис Немцов на полном серьезе называет себя "не вызывающим отторжения политиком"? То есть он действительно в это верит и ни капли не придуривается. Путин о себе такими словами года два уже, наверное, не мыслит, но Немцов мыслит до сих пор, и останавливаться очевидно не собирается. Потому что народ, безусловно, хочет стеба и нах-наха, а против только Госдеп и Березовский фрики и лузеры нацики, нашики и сурковскаяпропаганда [классический образец "сурковского нашика": Андрей Песоцкий, краткая политическая биография] И будто мало этого - борцы с сурковскойпропагандой охотно и постоянно рассуждают о себе, как о людях, которые "все это время открыто противостояли власти". А то мы не видели, как они ей противостояли.

Возвращаясь к анекдоту о спиральке: из него следует один очень печальный вывод. Любые изменения в российской государственной системе возможны исключительно в тот момент, когда это интересно самой системе, и только в ту сторону, в которую сама система посчитает нужным. До этого момента несистемная оппозиция может хоть в тюрьмах гнить, хоть кровью асфальт заливать, хоть сломанные кости чинить, хоть сжигать себя публично на Красной площади - в действительности это никого по-настоящему не волнует. Ну или бороться за гей-парады и современное искусство - примерно тот же получится политический эффект. А когда наступает момент принципиального торга внутри системы за характер и последовательность будущих изменений, на площадь все равно выйдут десятки тысяч людей, даже если солидная часть митингующих еще два года назад каталась на Селигер и восхищенно бродила вокруг да около Сколково: достаточно просто спиральку снять.

Этому процессу можно отчасти способствовать. Можно даже отчасти на него влиять. Но это в теории. А в реальности обязательно появится "официальный оргкомитет победителей" во главе с непримиримым борцом Борисом Немцовым, который даже к своим непосредственным союзникам относится как к обременительному инструменту привлечения симпатий той или иной части общества, потребует карнавала и объявит всех несогласных "сурковской пропагандой". В итоге я все больше и больше понимаю националистов, которые пусть и глубоко ошибочным путем, но все же пытаются доказать, что если уж революционный процесс заменяется процессом политического торга, то в этом торге придется учитывать и их интересы тоже.

Вчерашний скандал с публикацией на  Life.Ru личных разговоров Бориса Ефимовича многое для меня прояснил. Сторонники Немцова в данный момент пытаются представить дело так, будто ничего особенного страшного, кроме нецензурных выражений, в этих разговорах не содержится, и давайте уже забудем о них, а лучше вместе засудим антиконституционного подонка Габрелянова.

Нет, я полностью согласен. Обязательно засудим подонка Габрелянова. Непонятно только, почему вместе с Габреляновым не предлагается засудить, к примеру, "Новую Газету" - за публикацию частных разговоров генерала Шаманова или Газету.Ru с внезапно оказавшейся в распоряжении редакции записью неформального допроса Евгении Хасис, и так далее, и тому подобное. Не будем даже про Ассанжа вспоминать, о нем вчера только ленивый не вспомнил. К слову, Александр Минкин, если кто-то забыл, спокойно публиковал в "Новой Газете" расшифровки личных бесед непосредственно Бориса Немцова, который, однако же, с либеральным изданием судиться не стал, объяснив, что "слишком много чести".

Но допустим, что с Габреляновым сложилась особая ситуация. Соответственно, "Лайф" необходимо закрыть, а Арама Ашотовича с Ашотом Арамовичем сослать в Сибирь убирать снег, которого там очень много. Отлично, но позвольте все-таки один вопрос и одно замечание.

Замечание следующее: перечитал сегодня ночью все недавние свои тексты посвященные Навальному - все-таки очень люблю, когда я прав. Особенно в предупреждении, что "старый менеджмент оппозиции" зачастую лично решает, кого продвигать, а кого притормаживать в совестливых и рукопожатных СМИ [к вопросу об их объективности, независимости и верности принципам свободы слова]. Причем даже какого-то давления или подкупа не требуется, достаточно дружеской просьбы: не раскручивать Навального, например. Потому что контроль над собравшейся толпой могут удержать, как оказалось, только два человека - Алексей Навальный и Борис Немцов. Но Борис Немцов популярный политик, а Навальный - мастер циничных манипуляций. Не надо такому сомнительному человеку лишний пиар делать, плохая это идея, опасная.

В общем, если однажды вдруг выяснится, что "черные списки" на федеральном ТВ оформляются не как категорическое требование Администрации, а всего лишь как дружеская просьба уважаемых, интеллигентных людей, я буду долго смеяться.

- Скажите, господин Добродеев, почему Вы не показываете на своем канале в прайм-тайм господина, к примеру, Навального? Вам запретили?
- Ну почему сразу запретили? Попросили... Убедили.... Не время, говорят, для политической конкуренции; Родина, понимаешь, в опасности. Не смог отказать старым друзьям.

А вопрос такой: на чьи же все-таки деньги был организован митинг на Болотной площади? Нет, поймите меня правильно, я совершенно не сомневаюсь, что таинственным спонсором мероприятия выступал вовсе не Госдеп и даже не Борис Абрамович, и уж тем более не Леонид Борисович. Однако лидерская роль Немцова на мероприятии объяснялась чрезвычайно просто: все организационные расходы Борис Ефимович взял на себя. Теперь же выясняется, что Борис Ефимович мало того, что всего лишь выполнял волю неизвестного мецената, так этот меценат еще и открыл ему почти неограниченный кредит.

Удивительное известие, особенно с учетом того факта, что деньги на митинг в данный момент собираются с миру по червонцу на электронный кошелек под ответственность Ольги Романовой. Ольга замечательная женщина, я полностью ей доверяю, но хотелось бы понять общую сумму вклада в общее дело со стороны Бориса Ефимовича. Если этого вклада просто нет, или он ничтожен, то Немцов и его верные нах-нахи из "организаторов" митинга превращаются в простых "заявителей". И тогда быть может им тем более следует как-то скромнее распоряжаться, в каком формате мероприятие проводить, каких ораторов согласовывать, какие лозунги допускать, и как отличать "сурковскуюпропаганду" от обычных людей, которых они от души заебали?

Кстати, это очень важный момент. Принцип организации народного митинга на народные средства позволяет провести мероприятие 24 декабря в максимально прогрессивном формате "прямой демократии налогоплательщиков". Каждый сознательный человек, на мой взгляд, должен перевести более-менее вменяемую сумму на кошелек оргкомитета, сохранив платежную квитанцию как аналог налоговой декларации. Этими квитанциями можно голосовать прямо на митинге по любым спорным вопросам - гораздо надежнее получится, чем в социальных сетях с их элементарными накрутками и голосами от посторонних людей. Участник митинга, имеющий квитанцию, наделяется по отношению к оргкомитету всеми правами налогоплательщика по отношению к государству. Вот это будет настоящее рождение гражданского общества, как мне кажется - и никаких vip-партеров. Но можно немного пересмотреть концепцию: каждый налогоплательщик - миноритарный акционер оргкомитета. А дальше начинается лирическая сцена "Навальный в Роснефти".

И последнее. Категорически умиляет и бодрит реакция друзей и соратников Бориса Ефимовича на уже упомянутый скандал с прослушкой его разговоров. "Очевидно, что враги хотят нас расколоть. Но мы, на зло врагам, не расколемся. Мы только еще сильнее сплотимся". Похвально, похвально. То есть человек может говорить все, что угодно и делать все, что угодно, потому что, во-первых, все равно никто не узнает, во-вторых, если даже и узнает, то тем самым только нарвется на согласованный отпор со стороны повязанной круговой порукой добродетельной корпорации. В результате мы имеем почти абсолютное избавление от любых форм как личной, так и коллективной ответственности - совершенная модель позднего путинского государства, иначе говоря.

Можно возразить, что мои аналогии слишком уж несоразмерны. Но меня в первую очередь принципы интересуют. Принципы той самой морали, которая у некоторых наших бывших коллег давно уже и безнадежно выше любых правил. Интересное, конечно, светлое будущее можно построить на этих принципах. Ничуть не хуже темного прошлого.

А масштаб - да что масштаб. Масштаб - дело наживное. И вы даже не представляете себе, насколько. 
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 204 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →