С

(no subject)

Вот это действительно бесподобно.

Именно так, как я и предсказывал, комментируя известную статью Кашина:

Хорошо, конечно. Но, к сожалению, не очень. Достаточно посмотреть на шаг вперед. Тезис "у простых парней, таких как ты и я, ничего не получится" выявлен верно (даже без учета того факта, что Варламов "boy next door" только для людей, двери которых открываются в кабинеты АП/УДП). Проблема в том, что из этого тезиса логически следует куда более неприятное: "Если у простых парней ничего не получается, значеи те, у кого получается - парни не простые". Таким образом мурзилка Варламов не только отвращает от серьезной политической работы доверчивых хомячков, но и заранее дискредитирует успехи тех, кто работать любит и умеет. Суммируя: "Дело не в том как ты работаешь, дело в том, кто за тобой стоит. Вот за Кацем никто не стоит [хихи], потому у него и не получается. А вот у Милова получается, сволочь лицемер подстилка сурковская".

В общем, если у Каца подписи оказались рисованные, значит они у всех рисованные. А если бы Иноземцев прошел, прогрессивные блогеры немедленно подняли бы вой о сговоре с властью.

Но у ребят есть онда проблема. Они совершенно позабыли, что на выборы мэра Омска выдвигается еще и "яблочник" Коротков. И поддержать вместе с Иноземцевым (мне кажется это было бы правильным решением с его стороны) Короткова для нас вариант вполне естественный и более чем вероятный. А вот веселые волосатики как хуй сосали, так и сосут. Пожелаем парням удачи.

Кстати, очаровательный момент, как охотно ретвитит Каца "Russia Today". Само по себе это разумеется не грех, просто не помню, когда в последний раз эти граждане ретвитили Милова. И ретвитили ли они его вообще хоть когда-нибудь.
С

(no subject)

Давно ничего не писал для широкой публики, но это потому, что не возникало, к счастью или к сожалению, адекватного и сильного мотива. Одно дело определять и расшифровывать, среди всего биологического многообразия, намерения организма, который хоть как-то маскируется и путает следы, но очевидные и понятные, а временами даже немного порнографические в своей откровенности явления прояснять бессмысленно, они прозрачны для каждого, кто еще не разучился, слегка перефразируя великую группу НОМ, рационально использовать нейроны. 

Но цветущая многосложность очаровательных сюжетов, оккупировавших Ксению Собчак, пробудила во мне давно, казалось, забытые и достаточно сильные чувства. В отличие от своих более примитивных коллег, отличающихся низкой квалификацией, бедной фантазией, мизерным интеллектом и наплевательским отношение к ремеслу, Ксения Анатольевна талантливая девушка, которая любит и умеет играть. Но губит ее ровно та же самая, общая для всего лицедейского цеха, особенность стиля - предельное презрение к зрителям. 

Различается только природа этого презрения. Если прочим артистам погорелого театра свойственна прежде всего элементарная безответственность или, откровенно говоря, кромешный похуизм, то "журналист и телеведущая" подрывает собственную линию защиты продуманно, по причине раблезианских размеров тщеславия. Однако даже блистательные ошибки, совершенные ради повышения эстетической ценности игры, остаются, тем не менее, ошибками. 

Найденное кем-то [едва ли не Паркером] в архивах интервью Собчак журналу "Афиша" многое расставляется по своим местам:

На антиправительственных мотивах сейчас очень легко сделать себе карьеру, чем, собственно, люди и занимаются. Это вообще тенденция: сказал «кровавый режим» или «свобода слова» — и ты уже герой. Действие стало минимальным. Шевчук задает один неприятный вопрос — он герой, Парфенов выступает с речью — это обсуждает весь интернет. Это все стало как во времена диссидентов, только сейчас-то за это не сажают. Любое элитарное движение становится в какой-то момент мейнстримом. И я предрекаю, что мейнстримом следующего отрезка жизни, которую мы проживем, станет ругать власть. Это будут делать самые конъюнктурные и подлые люди. Раньше власть ругала интеллектуальная элита, образованные люди, сейчас власть начал ругать весь российский быдлостан. И именно в тот момент, когда это станет мейнстримом, власть приобретет для по-настоящему думающих людей ценность и станет сакральной силой, которая сдержит быдляческий лоховской мейнстрим.

Придраться здесь не к чему, так все в итоге и получилось. Именно эти обстоятельства повлияли, в том числе, и на мое отношение к власти. Когда орда бессмысленных хомяков грызет оппозицию на деньги режима, находиться в оппозиции - дело чести. Но когда те же самые хомяки на деньги все того же режима изображают из себя оппозицию, грызущую режим и даже не стесняются своего двусмысленного положения, потому что жить нужно непременно хорошо, а мыслить - позитивно, от такого зрелища начинаешь немножко блевать радугой уже на второй неделе просмотра.

А зрелище, напоминаю, демонстрируется нам с середины 2008-го года; круглосуточно, без выходных и перерывов на обед, и настолько упорно, что выросло целое поколение политических активистов, которые, понимая необходимость альтернативы, не способны ее даже внятно представить. Впрочем, я сейчас говорю о лучших представителях, худшие глубоко и необратимо убеждены, что редкие действительно массовые политические акции с жестким сценарием и непредсказуемым финалом случаются благодаря карнавалу, а не и вопреки ему.

Впрочем, не будем отдаляться от темы. С интервью Ксении Анатольевны есть только одна проблема, и я намеренно выжидал несколько дней, полагая, что какой-нибудь любознательный исследователь сумеет обнаружить ее самостоятельно. Так уж исторически сложилось, что это на самом деле второе ее интервью подобного рода. А первое прошло практически незамеченным, зато свои убеждения, с учетом формата формата дискуссии, Ксения формулировала гораздо жестче.

I

И это то, что я не перестаю повторять. Для меня это является основным принципом. Я всегда личное ставлю выше общественного. Поэтому я никогда не буду высказываться против нашего премьер-министра. Я никогда не буду публично осуждать какие-либо его решения. И поэтому никогда не пойду на процесс Ходорковского. Именно по этой причине. Потому что то, что этот человек невероятно порядочно и принципиально поступил по отношению к моей семье в тот момент, когда моему отцу никто не помогал, и в том момент, когда его предали все. И вот личный вклад Владимира Путина в жизнь моей семьи, в жизнь моего отца для меня важнее, чем вся российская политика вместе взятая. Может быть, это цинично звучит, но это, правда, так.

II

Нателла Болтянская: Вы знаете, для меня, пожалуй, самая страшная история, связанная с процессом Ходорковского-Лебедева, связана с тем, что любой человек на сегодняшний день в той или иной конструкции может оказаться в подобном положении. Потому что, учитывая все сказанное вами…

Ксения Собчак: Не любой, только тот, который не играет по существующим правилам. Вот я в этом абсолютно уверена.

III [апофеоз]

Нателла Болтянская: Можно ли гипотетически вообразить себе ситуацию, что вы, Ксения Анатольевна Собчак, в какой-то момент скажете, что вас достало, и пойдете на площадь? Что это может быть за ситуация?

Ксения Собчак: Нет, такой ситуации, я еще раз говорю, не может быть, потому что я – человек очень принципиальный в том, что касается вот семейных каких-то ценностей. И совершенно неважно вот, правда, что я думаю внутри.

Нателла Болтянская: Все, что он делает остальное.

Ксения Собчак: Нет, все, что я думаю, вот то есть для меня самой все мои какие-то сомнения, споры и так далее, они как бы вот… - я сама себе говорю, что они там и должны умереть, потому что есть вещи более важные.

Нателла Болтянская: Ну, я должна вам сказать, что у меня сложилось такое впечатление, что вы, может быть, из всяких соображений - не врали.

Ксения Собчак: Нет, правда, я сказала, как есть.

[ссылка: http://khodorkovsky.ru/video/2010/10/31/13751.html]

Если бы нумерация этих интервью оказалась обратная, то еще можно было бы предположить, что девушка смягчает принципы, пересматривает свою позицию, сомневается и колеблется. Но даже в этом случае от этого объяснения веяло бы невыносимым шутовством - Собчак не романтическая институтка, чтобы допускать в своей жизни какие-то припадочные эмоциональные искания. Однако ее позиция только ужесточается, прогноз на развитие ситуации она дает неожиданно злой и точный и будто намеренно излагает его в самой язвительной интонации. А потом вдруг в душе у Ксении Анатольевны происходит великий перелом. И она, ко всеобщему изумлению, все-таки появляется на площади. Что же случилось?

К чести Собчак, ее объяснение абсолютно искренне. Лично я, во всяком случае, не чувствую, чтобы она сфальшивила хоть в одной строчке. Правда, объясняется Ксения нарочито простыми словами, но это как раз понятно, сложные блюда ее нынешней аудиторией вряд ли усваиваются даже физически. Речь о той самой героической колонке, которой прогрессивная общественность много сотен лайков поставила и примерно столько же ретвитов организовала [давно я так громко не смеялся]:

Каждый день состоит из маленьких побед и поражений. Сотни выборов, которые ведут нас в разные стороны. Сотни маленьких дел и преодолений себя, которые выстраивают цепочку нашей жизни. Эти мелкие жизненные события и формируют нашу большую жизнь. Да, именно они, каждодневные мелкие предательства и непредательства себя, своих принципов, вранье про пробки или правда про любовницу, остановка около машины, попавшей в аварию, или непропуск пешехода на переходе — все это и создает нашу жизнь. И самый большой подвиг, это чтобы твое лоскутное одеяло жизни — всех твоих поступков, обещаний, клятв — было безупречным.

Сколько невыполненных обещаний в карманах каждого из нас? Сколько близких людей недополучили наше тепло и внимание, когда оно им было необходимо? А главное, сколько раз мы предавали себя,  свое сущее ради выгод,  карьеры и тщеславия? И вдруг оказывается, что главный подвиг — это просто не врать себе,  не предавать себя и сохранять способность мечтать и не предавать своей мечты. Каждый день мы размениваем свои мечты на сотни бессмысленных поступков и мелочей. Каждый раз идя на компромисс с собой, предавая мечту. За последнее время мне стало ясно: жизнь любит только героев, то есть тех, кто совершает главный подвиг — живет по законам сердца, а не удобства, денег или интереса. А вокруг бродят толпы некрасивых, мятых людей, предавших свою мечту. Их видно сразу — эти предали мечту о любви и живут из страха одиночества,  те предали честность и достоинство, а кто-то безвозвратно предал все и живет только внешней формой каких-то принципов.


Жизнь жестока к предателям. Как только ты идешь на компромисс с собой и предаешь мечту, ты получаешь то, что хочешь, но взамен жизнь забирает путь подвига навсегда. Жизнь с нелюбимым человеком или лояльность власти, в которую не веришь, но у которой кормишься,  боязнь потерять карьеру,  деньги или власть — все эти амбразуры гораздо реальнее тех, полевых. И никто их не атакует,  убеждая самих себя, что все это прекрасномыслие абсурдно, а положение и власть — вещи абсолютно реальные. Но жизнь неумолима. Героев всегда видно,  им веришь,  их уважаешь,  их глаза горят другим огнем,  в них живет совсем другая энергия и сила. Они всегда выглядят молодо. Они красивы. И главное, герои всегда побеждают. Побеждают некрасивых обрюзгших людей с бегающими глазами,  которые искренне думали, что победят, выбирая удобное. Побеждают этих призраков собственной трусости и алчности, даже не стремясь никого победить.

И в этом смысле антоним подвига — конформизм. Я узнала об этом совсем внезапно — радикально изменив свою жизнь,  перестав бояться одиночества,  перестав договариваться с собой о компромиссах,  перестав бояться что-то потерять и прекратив есть что попало в страхе остаться голодной. Я теперь не боюсь потерь, и именно потому, что их не боюсь, я удивительным образом только приобретаю — новых друзей,  любовь,  счастье,  радость от работы, но главное, ощущение того, что в моей жизни совсем нет места для душевного б…ства, и это меня наполняет такой радостной, такой звонкой энергией, что я улыбаюсь этому миру каждый день. Дай мне сил не свернуть опять в мрак серой, унылой жизни, основанной на удобных решениях, а не на совести.

 И, как всегда, на поле боя, где совершаются подвиги, есть трусы и предатели.
Простим же их и посочувствуем. Они получат ровно то, что хотели, и умрут, не зная,
что есть ощущение быть внутренне свободным,  чистым человеком и жить, правда, с вопросами не от ума, а от сердца, как завещал нам товарищ Чуров.

[ссылка: http://www.snob.ru/profile/24691/blog/48303 ]


Колонку Ксении Анатольевны я процитировал почти целиком - но, как нетрудно заметить, оно того стоило. О наилучших примерах предательства и порядочности, которые ей дала жизнь, Ксения говорила вполне открыто: предательство, когда все друзья и коллеги отвернулись от ее отца, и порядочность, когда нашелся один человек, который пошел против мейнстрима. Человека звали Владимир Владимирович Путин. А теперь просто представим себе, что в "социальных кругах", близких и понятных Ксении Анатольевне, сейчас является конформизмом, а что - подвигом. И как ведут себя наиболее трусливые и алчные люди, которые страшатся одиночества и отрицают всякое достоинство.

Только совершенный, на мой взгляд, глупец мог расслышать в преувеличенном надрыве обращения Собчак к Хаматовой некий разоблачающий революционный пафос. Это разоблачение совершенно иного рода: "Чулпан, милая,  ну скажи ты - да, поддерживаю Владимира Путина сознательно и искренне. Ну скажи, что тебе стоит. Не бойся конформистов, соверши настоящий подвиг духа, уничтожь все подозрения о фиге в твоем кармане - одним только простым и коротким словом". А Чулпан похлопала кротко глазами трепетной лани, сказала несколько нежных, но самых общих фраз и спокойно ушла за кулисы под  аплодисменты благородного собрания. Того самого, живущего лишь внешней формой каких-то принципов. Про это собрание Ксении Анатольевне все подробно рассказал, как мне кажется, тот самый Владислав Юрьевич Сурков, выдающимся интеллектом и тонкими манерами которого Собчак восхищается при каждом удобном случае. Тем более, что он прекрасно знает, кто и сколько стоит.

Потому что мне искренне кажется, что она, как человек умный, думающий, должна понять, что мой вопрос не должен был ее обидеть. Я считаю, я, наоборот, дала ей шанс прояснить эту ситуацию и наконец-таки поставить на ней точку. Что, собственно, она на следующий день и сделала.

Люди, образно выражаясь, "с Болотной площади" рукоплескали заявлению Собчак, поскольку им казалось, что бескомпромиссные герои - это они, подвиг -  их прогулки с белыми ленточками, а что касается некрасивых и обрюзгших трусов с бегающими глазами, то они собирались разве что где-то в районе Поклонной горы. Но это большая политическая ошибка. "Люди с Поклонной" Ксению Анатольевну не интересуют в принципе. И никогда особенно не интересовали. 

Поэтому не стоит удивляться странностям в ее поведении. Никаких странностей нет, она ни разу не выступила против Владимира Путина, даже не поддержала лозунг про "Единую Россию - партию жуликов и воров". Она знает, что ее освистывают на многотысячных митингах и поэтому предпочитает появляться перед пятью сотнями "гражданских активистов", которые смотрят на ее чуть ли не с восторгом и активно поддерживает тех, кто способствует превращению многотысячных митингов в аполитичные уличные прогулки - но вряд ли можно представить, что рассуждая о "креативном классе" она имеет ввиду именно этих "гражданских активистов". Она действительно живет по законам сердца и знает, что жизнь беспощадна к предателям, а сердце ее известно кому принадлежит, и в этом сердце нет места для морального блядства. И когда она заявила, что сидячая забастовка и столкновения с ОМОНом на Болотной площади были спланированы заранее, можно ли обвинить ее в том, что она солгала? Особенно с учетом того факта, что ее слова немедленно подтвердила Евгеия Чирикова?

Согласно принципам Собчак по-блядски в тот момент повели себя именно организаторы митинга, и вполне естественно, что она ниаких моральных обязательств перед ними не чувствует. Внутренне она совершенно свободна и чиста. А что касается вероятных последствий, то живите не по лжи, граждане, тогда и последствий бояться не придется.

Как бы говорит нам всем Ксения Анатольевна.

И что самое интересное, в системе героических ценностей, в положениях совершенно незнакомой абсолютному большинству текущего политического мейнстрима метафизики подвига, возразить ей снова решительного нечего. Собчак вполне себе самурай. Просто этот самурай служит своему сегуну. Всем прочим она не только не присягала на верность, но всерьез даже ничего не обещала, и в этом смысле ее поведение действительно безупречно. А к тем, кто клятву давал, но потом в силу разных обстоятельств [из склонности к конформизму, из трусости, алчности, общей непорядочности или даже обычного интереса] ее нарушил - вполне можно представить, как эта девушка относится. Как к тем самым людям, которые когда-то предали и оставили в одиночестве ее отца. Но ведь Путин не просто так фактически назвал себя отцом бунтующего на городских площадях "креативного класса".

Бедные, больные, безумные дети. Не спрашивайте, о ком плакал отец ваш в тот промозглый мартовский вечер на Манежной площади. Ответ и так слишком понятен, чтобы еще раз произносить его вслух. Не о себе он плакал, это уж точно. 

[И какое однако же счастье, что я совершенно не креативный класс и у меня немного другие родители; все-таки этот факт существенно упрощает жизнь в текущий исторический период]

  • Current Music
    ДК – Если хочешь кушать с салом щи
С

Интермеццо: Конец прекрасной эпохи

Партия народной свободы (ПАРНАС) объявила о своем выходе из рабочей группы по подготовке политической реформы России, которую курирует первый замглавы администрации президента России Вячеслав Володин. В ПАРНАСе пояснили «Газете.Ru», что причиной для выхода из группы стало полное игнорирование Кремлем предложенных оппозицией поправок.

http://www.gazeta.ru/news/lastnews/2012/03/15/n_2244621.shtml

— Как понять, манипулируют ли оппозицией? Если манипулируют — всегда ли это плохо? То есть можно вести себя так, что сам начнешь манипулировать Кремлем?

— Манипулировать Кремлем до сих пор ни у кого не получалось. В Кремле сидят неглупые люди, с серьезными возможностями и солидным бюджетом. Для того чтобы они решили о чем-то с тобой договариваться, необходимо что-то всерьез из себя представлять. Манипулятивные технологии очень просты. Если тебе предлагается какой-то договор, который подставляет тебя, отталкивает сторонников и снижает угрозу, которую ты представляешь для власти,— от этого договора лучше отказаться, сколь бы "трендовым" и соблазнительным он ни выглядел. Если ты добровольно "разоружился перед Кремлем", тебя справедливо и весело объявят лохом и попросят "больше по этому телефону не звонить". Всегда ли это плохо? Я не знаю, что тут может быть хорошего. Все те "бонусы", которыми награждает тебя власть в процессе "разоружения", она потом у тебя, разоружившегося, сможет легко забрать назад. И скорее всего, заберет. 

http://www.kommersant.ru/doc/1525070
С

(no subject)

Я, кажется, начинаю понимать, откуда в узком кругу хорошо известных людей, умудрившихся в период сложнейших для правящей российской элиты политических волнений не только допустить возвращение Владимира Путина в Кремль, но и сократить число участников уличных протестов как минимум в пять раз за три месяца, возникла мода на критику Бориса Ельцина, пухом ему земля. У первого президента России было, конечно, множество недостатков, но непростительных и фатальных, с точки зрения гигиенических операторов протестного дискурса  - только два. 

Во-первых, Борис Николаевич добровольно ушел в отставку. Во-вторых, в своем последнем обращении к российскому народу он публично попросил прощения за все те прекрасные и наивные мечты о личной свободе и всеобщем процветании, осуществить которые, к сожалению, так и не удалось.

Не только подобные действия, но и любые намеки на эти действия и даже мысли о них воспринимаются "старым менеджментом оппозиции" как возмутительная ересь и преступная крамола. Чем бы ни завершился очередной гениальный план ясновельможных проектантов, главное, что широкая общественность должна и даже обязана знать о его итогах: это безоговорочная победа и все произошло именно так, как было задумано.

Если же результаты очевидно не соответствуют анонсу и авансу, то анонс немедленно становится анонимным: какие-то злые люди пообещали какую-то чепуху, но какое же счастье, что сознательное и зрелое гражданское общество не купилось на дешевый популизм демагогов , не поддалось унылому кликушеству провокаторов, не соблазнилось набившим оскомину лозунгам и сделало все по-своему, самым верным и правильным образом. Потому и потерпело сокрушительную - разумеется, победу. Чего же еще.

Самый свежий пример, обеспечивший мне с раннего утра заряд бодрости на целый день не хуже термоса крепчайшего кофе:

Насчет финала митинговой активности, кажется, ошибся. В Новоарбатском митинге я ощутил новое настроение и новую энергетику. Выступало много новых людей, которые обошлись в своих речах без надоевшего шапкозакидательства, без задорных криков, без требований немедленной триумфальной победы Добра над Злом <...> кто, подобно мне, выступает за стратегию step by step, а не «всё сейчас и сразу».

Это, извините, Борис Акунин пишет. Память у меня, конечно, дырявая и тесная, однако все же не настолько, чтобы я успел забыть выступление Бориса Акунина с трибуны митинга на проспекте Сахарова. Популярный писатель убежденно объяснял, что главная задача оппозиции заключается в том, чтобы отправить Владимира Путина не в Кремль, а на пенсию и вдобавок выдал митингующим "домашние задание": в период новогодних каникул разработать варианты оперативного и успешного решения этой задачи, чтобы потом из всего разнообразия предложений выбрать наилучшее. 

Я, честно говоря, так и не понял, то ли декабрьский Акунин за прошедшие четыре месяца успел до изжоги и черной депрессии надоесть Акунину мартовскому (если так, то салага, квашня библиотечная, мы-то некоторых деятелей десятилетиями терпим), то ли это был какой-то другой Акунин; много все-таки в нашем мире загадок, парадоксов и удивительных чудес. 

И тем не менее, лично мне чрезвычайно интересно, что за предложение одесские джентльмены в итоге выбрали; а еще - нельзя ли назвать, автора, сочинившего для креативного столичного бунта такой печальный и при том невыразительный финал? Верно ли, что в сценарии была прописана клоунада с "палаткой от Навального", оккупация фонтана и прочие лиловые les Fleurs du mal, схожие с залупой до степени смешения, а если нет - то из какого же сора проросли эти внезапные импровизации, и главное - зачем?

Про такие мелочи, как звучавшие еще до прошлогодних парламентских выборов заявления с примерным содержанием: "когда на площадь выйдет пятьдесят тысяч человек - режим испугается и рухнет, а несистемную оппозиции не пускают на федеральные каналы, потому что дайте ей всего один эфир - и это будет другая страна" - я даже не упоминаю. Вполне достаточно, что теперь непримиримым борцам с режимом требуется не пятьдесят тысяч человек, чтобы демонтировать систему преступной власти, а миллион - чтобы эта система в принципе захотела с ними разговаривать

Милый Боженька, пошли им, по великой милости своей, этот миллион протестующих. Кроме тебя все равно некому: миллионная демонстрация протеста даже для мировой истории есть событие уникальное [хватит пальцев на одной руке, чтобы пересчитать все случаи], а для России и вовсе фантастическое. Но соверши, пожалуйста, чудо, потом посмеемся вместе: страстно хочется узнать, какими словами добродетельные "организаторы" будут нам всем потом объяснять, почему у них опять ничего не получилось. Поскольку чтобы свести в срам, всеобщее разочарование и посмешище такой великий исторический шанс, который выпал "старому менеджменту" на прошедшем избирательном цикле - нужно было очень сильно постараться. И "менеджмент" старался изо всех сил, попутно получив бесценный опыт: тот, кто сумел канализировать стотысячный протест - канализирует и миллионный, и самым безмятежным тоном сообщит в свое оправдание, что власть берется малыми делами, исключительно step by step.

Внезапные метаморфозы сознания Бориса Акунина гораздо интереснее, чем может показаться на первый взгляд. Это не анекдот, это скорее печальная, мудрая притча. Акунин особенно прославился тем, что после первого же митинга на Болотной площади полюбил к месту и не к месту произносить слово "честность". Честные люди митингуют за честные выборы, считают честность лучшей политикой, важнейшее отличие протестующих от кремлевских жуликов - все та же ослепительная честность, незапятнанная, как символическая ленточка; в ней же гарантия сохранения оппозиционного единства выше всех политических разногласий. И вообще, что мешает просто взять и назвать все это белоснежное великолепие движением, например, "Честная Россия"?

Понятия не имею, что тогда помешало. Но очень хорошо, что помешало. Если бы не помешало - вот тогда бы уже случился анекдот. При этом к "старому менеджменту оппозиции" Бориса Акунина причислить невозможно, формально он никакими властными полномочиями не наделен, его статус - культурный человек, интеллигент, моральный, если угодно, авторитет. Видимо, пора сформулировать личную теорему: высота морального авторитета того или иного индивидуума прямо пропорциональна его склонности к моральному релятивизму. И я не встречал пока еще ни одного примера, убедительно эту теорему опровергающего.

Не представляю, сколько человек вышло вечером пятого марта на Пушкинскую площадь в надежде, что там наконец-то  свершится долгожданная революция, но как минмум один такой человек на этой площади был точно: лично я. Оранжевые мечты о Майдане сердце мое, давно остывшее, впустую не тревожили: для Майдана, способного постоять хотя бы сутки, следовало выбирать совершенно иную территорию. А мобилизовывать все силовые и охранительские структуры палаточным скоморошеством за несколько дней до принципиального мероприятия  - наборот, совершенно не следовало.

Поход на Кремль казался мне идеей тем более утопической. Во-первых, митинг получился относительно скромным: даже самые убежденные противники Путина в большинстве своем оказались не готовы принимать участие даже в акциях с непрогнозируемым исходом (о заведомо несанкционированных мероприятиях, соответственно, даже говорить не приходится). Во-вторых, в случае какого-то экстремального финала - двое из трех присутствующих немедленно пошли бы в отказ (что мы в итоге все и наблюдали). В-третьих, организовать прорыв и вывести довольно неубедительную, с учетом всех обстоятельств, колонну на Тверскую улицу - дело, в общем, не сложное. Но дойдет эта колонна в лучшем случае до мэрии, где пожалеет, что вообще на свет родилась: разгон ожидался предельно жесткий; чуть ранее на Лубянской площади полицейские устроили сторонникам Лимонова полноценную Беларусь с электрошоком и газенвагенами.

На Пушкинской площади просто не было политического лидера, который мог бы взять на себя такую ответственность: повести людей [и в первую очередь самого себя] в очевидную и при этом бессмысленную мясорубку. Последние мои сомнения по поводу планов на вечер развеялись при виде Алексея Навального, сопровождаемого бригадой охранников Гарри Каспарова. Вечер я проведу дома, а Владимир Путин ближайшие шесть лет проведет в Кремле.

И тем не менее, я надеялся на революцию. Можно сказать даже - на военный переворот: восстание опозоренных добровольцев и призывников против бездарного оппозиционного генералитета. Печально, что не придумано такой группы Pussy Riot, которая отважно бы проорала все положенные по такому случаю слова не перед церковным, а перед политическим иконостасом; перед бронзовыми истуканами, превратившими снежного барса "митинговой активности" в карнавального бумажного тигра, окончательно размокшего под снегопадом в пустом площадном фонтане.

Что еще должны сделать эти истуканы, сколько изначально правильных и честных дел запороть, скольких людей самым бессовестным и при этом откровенным образом обморочить, чтобы их наконец-то снесло лавиной если не народного гнева, то хотя бы исторической неизбежности? По логическому рассуждению, они должны были исчезнуть еще в декабре, сразу после банкротства общества пьяной свиньи [была такая гражданская кампания "Нах-Нах" если кто запамятовал]. Но тогда они объявили поражение "Единой России" на парламентских выборах "общей победой оппозиции" и с ними почему-то никто, кроме нас, не стал спорить. 

Однако теперь-то все, вроде бы, очевидно: дуб - дерево, олень - животное, война - лекарство против морщин, белый снег, серый лед. Если государство вновь заявляет о своей готовности воевать с политическими оппонентами, то все мы, я надеюсь, помним позицию того же Пархоменко, когда от него пытались добиться содействия Маршам Несогласных: "Смотрите, больше сюда не звоните". Облезлые идолы были, да сплыли - как муде по талой воде - вслед странному времени, когда далеко не на самом благородном материале, из которого они были сделаны, еще мог держаться какой-то народно-освободительный лоск. 

Оказалось, что черта с два. Митинговая активность умерла - да здравствует новая энергетика.

Очень интересная, надо сказать, энергетика. О ней мы, пожалуй, в самом скором времени отдельно поговорим.
С

(no subject)

Более всего я сожалею, конечно, о тех молодых и честных мальчиках и девочках, которые по наивности сердца и/или от избытка романтических представлений об окружающем мире примут понты и приколы уважаемого "оппозиционного менеджмента" за осознанную и принципиальную политическую позицию - и при полном одобрении этого менеджмента с самым героическим чувством пойдут сегодня на прорыв к Кремлю или устроят палаточную оккупацию Пушкинской площади.

Этих мальчиков и девочек вряд ли окажется много и судьба их отчаянных начинаний понятна заранее: бурная, но короткая и без малейшей надежды на счастливый финал. И возможно, они просто не понимают, что этот бой уже проигран. А возможно, им кажется, что даже в проигранной войне необходимо сопротивляться до конца. Это не важно: рано или поздно, набив себе все положенные шишки, они существенно поумнеют и научатся вести себя гораздо осторожнее.

Но пока они такие, какие есть - я благодарен им уже за то, что они с нами. Если через оппозиционную деятельность еще удается сохранить какие-то ценности, неяркий, но спокойный свет которых привлекает еще не разучившихся говорить сердцем молодых людей - значит дело наше все-таки не настолько мертвое и безнадежное, как принято думать.

Всем удачи и до скорой встречи на площади.
С

(no subject)

ФСБ преследует наблюдателей

3 марта в 13:00 в пресс-центре «Новой газеты» состоится пресс-конференция участников обучающего семинара для наблюдателей, прошедшего в Литве, подвергшихся преследованиям ФСБ.

Вчера, 1 марта, в Твери полицией был задержан Юрий Суетин – активист Лиги Избирателей и один из учредителей «Коалиции по наблюдению за честными выборами», член Либертарианской партии России, заместитель председателя Тверского отделения РОО «Демократический выбор». Юрий был задержан на улице и доставлен в ОВД Центрального района г.Твери. Ему предъявляют обвинение в мелком хулиганстве – стандартное обоснование для большинства незаконных задержаний – якобы Суетин ругался матом и приставал к прохожим в нетрезвом виде. Районый суд г. Тверь приговорил Суетина к 10 суткам ареста, лишив его таким образом возможности быть наблюдателем на выборах.

Незадолго до задержания Юрия вызвала на допрос местная ФСБ. При этом сотрудник спецслужбы изначально врал, утверждая, что вызов никак не связан с текущей деятельностью Юрия. На допросе же посыпались угрозы и обвинения в государственной измене (статья 275 УК РФ). Всему виной стал прошедший недавно в Литве образовательный семинар, посвященный наблюдению на выборах, в котором Юрий принимал участие. Семинар приковал к себе болезненное внимание российских СМИ, обслуживающих действующую власть, и, разумеется, спецслужб. Сотрудникам ФСБ не удалось получить от нашего товарища показаний, которые бы их удовлетворили, и они решили по старой традиции испортить парню жизнь, препятствуя его работе и гражданской активности.

Возможно, та же участь ждёт и остальных участников семинара наблюдателей – некоторым уже поступили приглашения на «беседу» по телефону или пришли повестки в ФСБ. Власть всерьёз решила поэксплуатировать тему вмешательства иностранных государств во внутренние дела России перед выборами, а поскольку никаких убедительных доказательств тому нет, спецслужбы ищут любые зацепки, чтобы отработать политический заказ своих хозяев. Так обычный образовательный семинар, коих проходит сотни в год, превращается в антироссийский заговор. Под заявления о необычайной прозрачности грядущих выборов о тысячах видеокамер на участках, на деле власти уже начали устранять очевидные помехи готовящимся фальсификациям, преследуя квалифицированных наблюдателей.

Мы, участники того злополучного семинара, опасаемся за свою свободу и безопасность и призываем все общественные силы, политиков и журналистов обратить внимание на инициированную властями кампанию запугивания наблюдателей. Мы требуем от спецслужб прекратить незаконные преследования общественных активистов, вся вина которых состоит в том, что они осмелились провести неделю за границей.

На пресс-конференции выступят
Рыбаченко Анастасия, движение СОЛИДАРНОСТЬ, участница семинара в Литве
Виолетта Волкова, адвокат
Сосков Павел, участник семинара в Литве
Новиков Максим, участник семинара в Литве
Ривина Анна, участница семинара в Литве
Корнилова Анна, участница семинара в Литве

Приглашаем прессу!
3 марта 13:00, пресс-центр «Новой газеты» (Потаповский пер., д.3).
Аккредитация по телефону +7 926 031 60 80 (Анастасия Рыбаченко) и по почте ribafishka@gmail.com


От себя хотел бы еще добавить, что Юрий Суетин - активист движения "Демвыбор" и поэтому лично для нас эта история особенно важна.
С

(no subject)

И вот еще что. Это не оранжевая революция, потому что у нас нет никакого Ющенко. Да и не революция вообще. Это и не второй 1991-й год, потому что у нас нет никакого Ельцина.

Потому что вы гомосеки.

Нужен Ельцин

И после этого мне еще кто-то будет говорить, что эти люди не очевидные мурзилки?

Впрочем, я с самого начала предупреждал, что все "безлидерные" и "горизонтальные" карнавальные концепции закончатся именно этим.
С

(no subject)

Прошу прощения, из-за нехватки свободного времени и поступающих со всех сторон самых удивительных новостей на привычную свою писанину отвлекаюсь только  время от времени, так что публиковать ее приходится кусками.

Первый кусок уже был. Так что теперь глава вторая. 

От применения "старым менеджментом оппозиции" далеко не самых чистоплотных, но при этом простых и по-своему эффективных технологий есть, впрочем, и положительный эффект: Эдуард Вениаминович, кажется, немножко пришел в себя, пренебрег утомительным, бесплодным и к тому же ложно понятым "гандизмом" и наконец-то более-менее трезво оценил ситуацию. Нынешние его "проповеди", особенно последние, вполне точны и разумны. Другой вопрос, что прозрение получилось, на мой вкус, несколько запоздалое, но не настаиваю - время покажет.

Однако лично мне в тексте Лимонова больше всего понравилась мысль, благодаря которой прощальные слова Владислава Суркова - "Я слишком одиозен для нового, дивного мира" - получают оригинальную и при этом вполне легитимную трактовку. Действительно, участвовать в рабочих группах под управлением Вячеслава Владимировича, который, согласно слухам [скорее всего - ложным], монолитный, будто рельсовая схема и простой, как кувалда - далеко не то же самое, что выставлять себя куклами, пляшущими и плачущими под плеткой саблезубого Владислава Юрьевича. 

О том, что змея, сбросившая старую кожу, остается все той же змеей, нынешние внимательные собеседники, если не сказать - сотрудники [группа-то рабочая] нового заместителя главы АП предпочитают лишний раз не упоминать. Бандерлоги поверили [или сделали вид], что страшный удав Каа вдруг сам по себе скончался и теперь его обязанности исполняет неожиданно упитанная, но вполне безобидная медянка - и охотно поскакали в самый центр кремлевского серпентария.

Поэтому напрасно рукопожатная российская интеллигенция выставляет Владимира Путина исключительно глупым и злым человеком, который, утратив всякую связь с реальностью, на фирменном чекистском кураже оскорбляет своих оппонентов сомнительными метафорами. Он не оскорбляет, он будущее предсказывает, причем все его слова следует понимать буквально.

И про гондонов, между прочим, тоже. Тонкая, но эластичная "гигиеническая" [самоаттестация, если что] прослойка фрондирующей интеллигенции исполнит роль надежного контрацептива, обеспечивающего главе государства относительную безопасность очередного полового акта со всей страной. Оно-то конечно, что удовольствие несколько снижается, и определенное недоверие партнеров друг к другу становится вполне очевидным, но Владимир Владимирович не ищет удовольствий. Любовь давно прошла, все страсти отгорели, осталось только совместное домохозяйство, так что он всего лишь ответственно исполняет свой супружеский долг, не исключено, что даже радуясь возможности сделать это без раздражающего трения и любых незапланированных последствий. Потому что неудовлетворенность есть первый шаг к измене, а измена - к разводу, а развод - к разделу совместного домохозяйства, а к разделу совместного домохозяйства правящая российская элита в данный момент совершенно точно не готова. 

Что же касается гигиенической прослойки, то ей много от жизни не надо, достаточно быть просто востребованной. Кстати, стремление быть востребованным лежит в основе рабской психологии [Эвола], но не будем отвлекаться от темы.

Этим объясняется специфический характер той тщательной государственной работы, которая ведется с любыми заметными претендентами на народную любовь: если раньше, когда еще не развеялись пресным пеплом все сладкие романтические чувства, Владимир Владимирович им просто морды в кровь разбивал и стране это время от времени даже нравилось, то сейчас, с учетом изменившихся обстоятельств, самой верной гарантией сохранения супружеского союза являются простейшие логические доводы.

Во-первых, в предельно ограниченной группе конкурентов, будто специально подобранных на ближайшей бирже труда из артистов погорелого театра, в принципе исключено появление убедительного альфа-самца. Против слишком увлекающегося своей ролью субъекта с замашками потенциального "альфы" немедленно настраиваются все его коллеги, которым конкуренты нужны еще меньше, чем Владимиру Путину. Причем вовсе не из-за жгучей зависти или презрения к наглому выскочке, но из соображений, о чем я уже говорил, сугубо прагматических.

Человек перепутает, намеренно или по недомыслию, ролевую игру с объективной реальностью, страна перевозбудится и бросится к нему на шею с поцелуями, и что прикажете делать его с этого момента уже бывшим коллегам? Помимо понятного огребания пиздюлей от разъяренного работодателя - обратно на биржу труда возвращаться? Когда возраст преклонный, перспективы отсутствуют, а все таланты и способности можно в полной мере описать английским выражением "one trick pony", как-то особенно остро начинаешь понимать, что любая более-менее обеспеченная несвобода значительно лучше и приятнее, чем самая увлекательная свобода. Кто к старости не стал консерватором, у того нет мозга - это ведь вовсе не про  политическую судьбу государства поговорка. Но исключительно про частный интерес каждого его отдельного гражданина.

Во-вторых, ряженые соблазнители обязаны комбинировать свой сценический образ в каких угодно пропорциях, однако строго из трех амплуа: безумный клоун, печальный импотент или беззастенчивый брачный аферист. В последнее время наибольшей популярностью пользуется микс "клоун-импотент": как раз тот самый случай, когда "не встал, похохотали и баиньки" . Любая попытка игры в четвертом, альтернативным стиле, опознается как замашка потенциального "альфы", а о реакции на такие замашки см.выше. 

Для такого сценария уже не нужна рота злых охранителей и свора цепных псов режима, бдительно защищающих господский терем  от любых непрошеных гостей. Наоборот, сейчас ворота если не широко распахнуты, то по крайней мере заметно приоткрыты - хлеб-соль, дорогой, заходи, чувствуй себя как дома, расскажи что-нибудь о себе. Вспоминаю, как буквально несколько дней назад какой-то микроблогер искренне горячился в комментариях к одному "антимурзилочных" твитов Олега Кашина: "Получается, что Путин платит каким-то известным людям за то, что они кричат "Долой Путина"? Да как же такое вообще может быть!"

Действительно, как же такое может быть, что не всякий, говорящий "Господи!" войдет в Царствие Небесное.

"Мурзилки", то есть внедренные в политическую оппозицию агенты, выдающие себя за тех, кем они не являются, существовали, разумеется, и раньше. Но срок их мурзилочной жизни был очень недолгим. Потому что несколько лет назад оппозиционеров, выходивших под лозунгом "Россия без Путина" часто и всерьез пиздили дубинками, увольняли с работы, отчисляли из учебных заведений, да и уровень общественного неодобрения этой действительно когда-то вполне маргинальной и при этом опасной позиции был ебать какой, извините, высокий. Мурзилка записывался в протестное движение, обтирался по углам два - три месяца и стремительно убегал, пока шкура цела, раздавать интервью, как в этой загадочной несистемной оппозиции все ужасно обустроено и отвратительно воняет. 

Не существовало таких денег и перспектив, за которые внедренный агент был готов и одновременно способен долгое время выживать под "дружественным огнем" со стороны государства, и при этом считаться "своим" для в то время вполне еще бдительных несистемных оппозиционеров. А прикрыть его от "дружественного огня" было совершенно невозможно, стреляли со всех сторон, и если каждому пулеметчику объяснять, в какую из мишеней нельзя целиться, завтра вся вражеская армия узнает, кто в ее рядах шпион и диверсант.

У современных мурзилок и задачи, и условия работы совершенно иные. В-первых, крупнокалиберного оружия власть в конфликтах с оппозицией давно уже не применяет, не считая редких снайперских выстрелов по вполне конкретным, особо раздражающим мишеням. Во-вторых, странные модели поведения в условиях карнавала не только естественны, но даже вполне желательны: здесь все происходит просто так, по случайному совпадению, благодаря многообразию жизни и уж конечно безо всякого злого умысла. В третьих, система опознавательных сигналов "свой - чужой" свелась до совершенно похабной дихотомии "За Путина - Против Путина". Не может же плохой человек против Путина быть.

Еще как может. Прежде всего, он ничем не рискует и вдобавок получает множество симпатичных бонусов к своему оппозиционному статусу, поскольку противники Путина в российском "светском обществе" в данный момент находятся в куда более выгодном положении, чем его сторонники. Революционность того или иного лозунга определяется в зависимости от того, чем ради него приходится рисковать и жертвовать. Можно купить за смешные деньги точные копии боевых наград, но вряд ли стоит, нацепив их на себя все сразу, приходить в таком виде на встречу ветеранов локальных войн. Чужака и самозванца распознают на второй минуте разговора, даже не посмотрев на все его побрякушки.

Точно так же оппозиционному активисту и тем более лидеру мало сказать любимой стране "да бросай ты этого постылого чекиста". Если борец с режимом выглядит, в глазах большинства населения, как зеленый осьминог из далекого космоса, который время от времени выдает фразы вроде "русских не существует", "да здравствует гей-парад", "хуй ведро инновация", равно и некоторые другие, не менее прекрасные, то чем чаще и громче он выступает против Владимира Путина, тем лучше для Владимира Путина. Оказалось, что совершенно незачем давить несистемную оппозицию и рассказывать про нее фантастические небылицы, если можно в нее вступить по простому паролю "Россия без Путина" и на радость Араму Ашотовичу воплощать в жизнь любые, самые дикие фантазии до тех пор, пока вопрос "Если не Путин - то кто?" не превратится в риторический. 

Хотя правильный ответ на этот вопрос - конечно же Медведев. Вся эта мурзилочная движуха должна была, в чем лично я глубоко и безнадежно убежден, в нужный момент поддержать решение Дмитрия Медведева о выдвижении своей кандидатуры на второй президентский срок и сформировать "медведевское меньшинство", на которое президент мог бы опираться с одобрения и согласия премьер-министра и "путинского большинства". Но человек предполагает, а Бог располагает - в общем, не сложилось.

[продолжение, будем надеяться, следует]