Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

С

(no subject)

если Ортега к вечеру найдет инфу (внутреннюю) по ОГФ и Другой России я ее скину после 22.00.

Ну наконец-то. А то я даже как-то забеспокоился.

Но есть несколько достаточно важных нюансов.

Во-первых, отношение к ФЭП как организации, а так же лично к Глебу Олеговичу Павловскому и в особенности к Вячеславу Данилову у меня всегда было крайне, скажем так, настороженное. А после статьи "На смерть нацбола" - этих людей я предпочел бы увидеть в самых разнообразных ситуациях, из которых подробно описать не решусь ни одну, потому как немного даже стесняюсь своей жестокой и бурной фантазии. [Статья была написана, по понятным причинам, несколько позже мая 2007 года, поэтому прямого отношения к сюжету с письмом не имеет - но все же].

Во-вторых, в 2007 году, в самый разгар веселого и страшного времени, великой славы [Первый питерский Марш Несогласных] и великой трагедии [убийство Юрия Червочкина] "Другой России" я просто не мог искать никакую "внутреннюю инфу", в особенности по ОГФ - поскольку все, что я должен был знать, я и так прекрасно знал. А все, чего я знать не должен, искать было бессмысленно. Но знал я, однако же, очень и очень многое. Если бы я вдруг решил стать в этот момент осведомителем - по моим отчетам далеко не календарики бы рисовали, это во-первых. А во-вторых, разведка и контр-разведка в те годы, спасибо Павлу Жеребину, работала превосходно, меня бы вычислили на третий день сомнительного поведения. Однако даже когда (много позже) на меня потребовалось что-нибудь нарыть - не нарыли ничего кроме румоловской агитки про швабру. С которой агитки я очень громко смеялся.

В-третьих. Май 2007 года. Какую "внутреннюю информацию" я мог искать в Москве в дни знаменитой "самарской мясорубки"? До сих пор не могу забыть, как мы сидели в редакции и дико охуевали от происходящего, но вся информация, которой мы владели, сообщалась нам с мест по телефону и сразу же превращалась в новости на сайте. На Марш Несогласных я выехал точно так же, как и многие мои друзья и благодаря этому весьма авантюрному, если кто помнит, выезду познакомился, в частности, с Борисом Райтшустером. Непосредственно в Самаре против нас была организована провокация, точнее - нашу группу просто заблокировали и не пустили на Марш, это была часть довольно известного и смешного сюжета "Шестьдесят пистолей Дениса Билунова".

Проблема в том, что провокатор, наводивший на нас местных силовиков, тот самый "мальчик с камерой", якобы "знакомый Райтшустера", обнаружил себя почти сразу же после нашего возвращения в Москву и с тех пор его никто больше не видел (юноша оказался корреспондентом чуть ли не Мамонтова, собирал материал для очередного пропагандистского шедевра и, как в итоге оказалось, втерся в доверие вообще много к кому). Но в любом случае, я не совсем понимаю, какое это имеет отношение, прости Господи, к календарю для Вячеслава "Ивангога" Данилова.

В-четвертых. Я прекрасно понимаю природу того возбуждения, которое по факту опубликованного письма охватило Марину Литвинович - но Марина Алексеевна, один простой вопрос. В 2007 году мы с Вами в одном офисе сидели. Буквально через стенку друг о друга. Расскажите, пожалуйста, когда и у кого ко мне в те дни возникали какие-то сложные вопросы? Вопросы возникали раньше, как к человеку относительно свежему, к тому же находившемуся в общении прежде всего с нацболами (которые каждую незнакомую физиономию изучали примерно как барышник - племенного жеребца, чуть ли не волосы пересчитывали, на что были свои веские причины). Вопросы возникали позже, когда я уже начинал откровенно звереть от происходящего на оппозиционном фланге.

Но в 2007 году, в период лучших и при этом жесточайших "Маршей Несогласных", когда я был "золотым пером" [одним из, разумеется] несистемного политического лагеря и при этом вполне публичным деятелем, когда на меня равнялись, меня узнавали, меня благодарили, мои колонки - поинтересуйтесь у Сочнева - особо выделял Абель (человек более чем разборчивый), на меня ссылался Илларионов - да ведь и сами Вы, между прочим, не чурались? 

Это был самый счастливый и важный год моей жизни, на локальном уровне я считался одним из самых известных и убежденных молодых оппозиционеров, у меня не могло и мысли возникнуть о том, чтобы как-то работать на власть.

И при этом, напоминаю Вам снова, жил я как совершеннейшее ссаное чучело, деньги были только на самое необходимое, я даже телефона не имел (могу впрочем ошибаться, и на тот конкретный момент имел - но самый простой и дешевый). Именно тогда возникла язвительная шутка, что "Ортега работает за еду", но язвительная только с точки зрения шутников, а я эту язву что тогда, что сейчас ношу будто орден [а гоблины, кажется, даже на уровне интуиции не знакомы с принципом: чем меньше имеешь, тем меньше боишься]. Кремль в это же самое время чуть ли не круглосуточно поливал своих прекрасных цепных псов дивным дождем из грязных зеленых бумажек. Самый мелкий клоп через полгода работы хвастался статусом "кредитного фокусника", причем не всегда даже кредитного.

Впрочем, я непростительно затягиваю вступление - оправдываться мне совершенно не в чем, я всего лишь относительно подробно напоминаю, о каком интересном временном периоде идет речь. Признаюсь, я сначала грешил на то, что письмо откровенно сфабриковано охуевшими мурзилками, которые на меня в последнее время невероятно злы, чему я несказанно рад. Тем более что в адресатах письма  оказался как раз Вячеслав Данилов, с которым у меня отношения сложились самые недружелюбные. Впрочем, при всей глубокой взаимной неприязни [в том числе и сугубо идеологической, вне дихотомии "власть - оппозиция": Ивангог еще и образцовый лефтиш] я так и не смог припомнить за Даниловым ни одной игры с откровенными подлогами. 

Однако история оказалась гораздо проще. Я конечно и так человек нескромный, но вот тут особенно возгордился. 

Этот мой корреспондент всегда пытался изобразить из себя большее, чем он есть

ну что ты хочешь от человека, у которого даже в сверхраспиздяйском фэпе была кличка "оболтус")) передо мной он тоже понтовался

Быть оппозиционером, тайной связью с которым понтуются друг перед другом охранители - это очень тонкая лесть, мало я слышал в свой адрес лести тоньше, чем эта.

Но все-таки: лето 2007 года, а я служу на посылках у корреспондента, пишущего календари для Вячеслава Данилова. Как пел, извините, бард Вадим Седов: "Вы охуели, братья-румыны". Впрочем, от Марины Алексеевны я ничего иного не ожидал и даже никаих претензий ей по этому поводу не предъявляю. Она давно уже человек, скажем так, незамысловатый. И все-таки - с Браудером неловко как-то получилось; про Навального и не вспоминаю даже.

Но что касается вменяемых и при этом заинтересованных моих читателей: разумеется, я готов ответить на любые вопросы как по общим темам, так и по каждой конкретной ситуации. Моя совесть совершенно чиста и стесняться мне абсолютно нечего: не верил, не боялся, не просил, не сотрудничал. 

А если бы вдруг и решился тогда на такой безумный шаг, то какой еще "Лазарев", помилуйте. Хватало, мягко говоря, предложений куда как более интересных и заманчивых, и вот тут убедительно прошу поверить на слово.

Кстати, этот самый "Лазарев" сейчас вроде бы при "Росмолодежи" кормится. Охуеть и не встать у вас там кадровая политика, дорогая Кристина. Охуеть и не встать.

Передайте "знакомому" пламенный привет, в любое время можем устроить с ним очную ставку. И даже, если есть желание, сыграть в увлекательную игру: если юноша выдержит дискуссию о нашем давнем знакомстве, то я сразу же после этой дискуссии к вам честно работать пойду, хоть бы даже кофе варить; а куда мне еще деваться, разоблаченному провокатору?

А если не выдерживает, то вылетает от вас и/или из любых других государственных, равно около-государственных структур, как выражается философ Галковский, на мороз с волчьим билетом. А то я ведь при нем мальчиком на побегушках работал - так давайте внимательно посмотрим и окончательно выясним, строго публично, кто здесь мальчик и кому в итоге придется немного побегать. Неужели вам самой не любопытно?

В надежде на скорый ответ, искренне ваш, целую ручки etc.
Ortega
С

Навального-хуяльного

К новости дня. Что там за возня в "Справедливой России" - мне абсолютно все равно, пусть хоть керосин пьют, я буду счастлив просто. Но вот это принципиальный момент:

Рыжков: Я сегодня буду писать письмо Немцову и Пархоменко, е-мейл, что, значит «Боря – Сережа, предлагаю <…> без Навального-Хуяльного, и всей вот этой, да, собрать ядро – (Рыжков, Гудков <…> Пархоменко, Настя, Сережа Удальцовы).
Гудков: Быков, нет?
Рыжков: Если мы, пять политиков, утрамбуем Серегу Пархоменко, то он возьмет на себя Навального, чтобы он нас не переиграл <…> если вдруг успеют предупредить Быкова и Парфенова, Навальный уже не сможет переиграть.<…> В общем я это постараюсь сделать в ближайшие 2-3 дня, чтобы мы встретились…


То, что эти люди называются бляди и не напрасно сделали своим символом пьяную свинью [за редким исключением, вроде случайно попавшей во всю эту изряднопорядочную фантасмагорию четы Удальцовых] - я говорил неоднократно. А я люблю, когда я прав.

Однако Алексей Анатольевич, конечно, очень точно угадал, кому победу подарить.

Как будто специально выбирал.

Ну что же - вот и поздравляем.

[Еще раз возвращаясь к вопросу о том, почему "Демвыбор" во всем этом не участвует: не испытываем, честно говоря, ни малейшего желания, вот и не участвуем]
С

(no subject)

- Подожди минуту. Помолчи, не говори ничего больше, - сказал Березовский. - Не говори больше ничего. Подожди.

= = =

Действительно - стоп. Так не бывает. Я о том мальчике, жителе Петербурга, который сегодня настучал по 282 статье на сайт "Русская линия" вообще и редактора сайта в частности.

Мальчик оказался настоящий. Действительно, член ОДД "Солидарность". А Венедин - это псевдоним, потому и возникла некоторая путаница.

Владимир Волохонский пишет: исключать-то вряд ли будем (во всяком случае, я - против). А процесс коммуникации по поводу реагирования - пошёл. КС соберётся во вторник.

Но Сергея Разливского исключили за "оскорбление Подрабинека". За сколь угодно грубые, резкие и необдуманные слова - но слова, сказанные в собственном ЖЖ.

Волохонский поясняет, что исключение Разливского состоялось "по совокупности [нарушений]".

Но я не знаю, о какой совокупности идет речь. На ФПС поднимался вопрос только об оскорблении Подрабинека. Либо РО СПб намеренно ввело ФПС в заблуждение, либо лучше даже  и не упоминать ни о какой "совокупности".

Итак. Официально ФПС не принял решения об апелляции Разливского, поскольку часть членов ФПС признала оскорбление Подрабинека непростительным деянием.

Так что же - получается, что добровольное сотрудничество с государственными органами политического сыска является деянием более простительным, чем оскорбление Подрабинека? Будь ты хоть стукач - главное, не обижай заслуженных диссидентов?

Вернемся к мальчику. В уютной своей днявке мальчик пишет буквально следующее:

Православных надо не убивать, а избивать плетьми,только за мысль о православии.

Или:

Православным нечистотам и шизофреникам первый канал подготовил подарок к рождеству


7 января в 21 30 на первом канале будет демонстрироваться фильм "Царь" ,который так сильно не любим шизофрениками. Это отличная новость для всех антиклерикалов и борцами с прав0 ослами. Пусть увидят своего убогого любимого царя во всей красе!!! К сожалению не могу увидеть их засаленые обросшие лица блохастыми бородами. А так бы хотелось! Я просто представил картину как они лихарадочно начнут махать крестами и со всего размаха биться башкой об иконку. Надеюсь они залезут в свои землянки в ожидании царя и сгниют там в месте со своей НИКОМУ НЕ НУЖНОЙ ВЕРОЙ И ЗЛОБОЙ НА ВЕСЬ СОВРЕМЕННЫЙ МИР!!!


Или... Впрочем, не нужно и выбирать. Там девяносто процентов записей - такие вот.

И на мальчика до сегодняшнего дня никто не обращал ни малейшего внимания. "А чего такого-то?" Пока мальчик, охуевая от собственного великолепия, не ломанулся в органы. Только тогда немного озадачились.

При этом ОДД решительно и сурово осуждает "исламофобию" Сергея Жаворонкова. Выпускает официальные заявления на этот счет. Сам Олег Орлов, правозащитник уважаемый, сообщил, что он "возмущен и обеспокоен". ПС МО и вовсе пытается рассмотреть личное дело "ксенофоба" Жаворонкова уже по третьему, что ли, разу.

Граждане, вы рехнулись? У меня только один вопрос - вы рехнулись, граждане?

= = =

Пару минут мы действительно ехали молча. Затем Борис сказал следующее (причем этот текст я передаю буквально, звук в звук):

- Боже мой, какой я мудак. Я все понял, какой я мудак. Лена, я все понял, какой я мудак...

Еще несколько минут Березовский сидел покачиваясь вперед-назад и тихо повторял: «Я все понял, какой я мудак...»
С

(no subject)

Господи, какая котовасия умопомрачительная.

Это мне опять Родинов отвечает.

Удивительно заглавие текста: "По полочкам".

С учетом написанного Сергеем, мне представился исключительно морг. Где холодно все, и безжизненно все, и темно. И по большому счету пусто. А где не пусто - там лучше не копаться.

Три окоченевших факта, однако же, представлены:

Collapse )

Кстати, я действительно недавно только выучил, как Вас зовут. Мне личная информация без надобности, я объективки не пишу: Эксрей - и достаточно. До сих пор некоторых активистов знаю только по прозвищам, хотя знакомство длится уже не первый год. А вот насчет Вашего съеба из Павлова Посада - увольте, это уже легенда почти. Года полтора назад знал ее уж точно.
С

(no subject)

Восстановил журнал и прежде всего прочел в ленте вот что:

"Преданый, проданый, брошеный, Сталина ждет народ". Я недавно стоял в очереди и глядел как ржущая трансексуальная гламурная мразь выбирала всякие шоколадки. И сразу осознал - я - сирота. Нет у меня отца, нет у меня Заступника.
Но будет у нас Отец! Вопреки...

А ведь это Александр Елиссев пишет. Не идиот, мягко говоря.

Очень странное впечатение от собственного "возвращения". Как будто многие люди - и не только Елисеев - начали писать пародии на самих себя. Причем пародии откровенно оскорбительные и несправедливые, злые карикатуры.

Впрочем, возможно, я просто отвык от местной атмосферы. 

Предвижу вопросы. Постараюсь заранее ответить на самые из них очевидные.

1)

Q. Революции не будет?

A. Не будет. Будет бунт, как предупреждает Гонтмахер. Или долгожданная модернизация, на которую он уповает. Впрочем, сугубо технологические расчеты Евгения Шлемовича несколько наивны, их правильнее было бы назвать религиозными. Но это уже другой разговор.

2) 

Q. Зачем нужно было восстанавливать журнал?

А. По двум причинам.

Первая причина - сугубо практическая. Для привлечения внимания читателей к материалам, которые лично мне кажутся достаточно интересными. То есть для публикации анонсов, ссылок, и тому подобных вещей. Для распространения информации, согласно статье 29.4 Конституции РФ.

Вторая причина - сугубо психологическая. Почему Дагни Таггерт вернулась на свое рабочее место? Мне неприято видеть, как группа наглых идиотов разрушает дело, которому я посвятил немало времени и сил. Иными словами  - уничтожает результат моего труда, равно и труда людей, мне небезразличных.

3) 

Q. Политика опять интересна?

A. Для меня - нет. Мне интересны усилия и убеждения других людей. Мне кажется правильным поддержать их, пока они не исчезли вовсе - люди, усилия, убеждения.

Я помню, что, по замыслу автора, Дагни совершает большую ошибку. И именно окончательное исчезновение всего производительного и осмысленного означает крушение старого мира, без которого невозможно рождение мира нового. Не надо мешать мародерам уничтожать самих себя.

Помню и понимаю. Но признать эту правду все равно не получается. Возможно, что это вопрос времени. 

У меня все, спасибо. Надеюсь на понимание.