Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

С

(no subject)

если Ортега к вечеру найдет инфу (внутреннюю) по ОГФ и Другой России я ее скину после 22.00.

Ну наконец-то. А то я даже как-то забеспокоился.

Но есть несколько достаточно важных нюансов.

Во-первых, отношение к ФЭП как организации, а так же лично к Глебу Олеговичу Павловскому и в особенности к Вячеславу Данилову у меня всегда было крайне, скажем так, настороженное. А после статьи "На смерть нацбола" - этих людей я предпочел бы увидеть в самых разнообразных ситуациях, из которых подробно описать не решусь ни одну, потому как немного даже стесняюсь своей жестокой и бурной фантазии. [Статья была написана, по понятным причинам, несколько позже мая 2007 года, поэтому прямого отношения к сюжету с письмом не имеет - но все же].

Во-вторых, в 2007 году, в самый разгар веселого и страшного времени, великой славы [Первый питерский Марш Несогласных] и великой трагедии [убийство Юрия Червочкина] "Другой России" я просто не мог искать никакую "внутреннюю инфу", в особенности по ОГФ - поскольку все, что я должен был знать, я и так прекрасно знал. А все, чего я знать не должен, искать было бессмысленно. Но знал я, однако же, очень и очень многое. Если бы я вдруг решил стать в этот момент осведомителем - по моим отчетам далеко не календарики бы рисовали, это во-первых. А во-вторых, разведка и контр-разведка в те годы, спасибо Павлу Жеребину, работала превосходно, меня бы вычислили на третий день сомнительного поведения. Однако даже когда (много позже) на меня потребовалось что-нибудь нарыть - не нарыли ничего кроме румоловской агитки про швабру. С которой агитки я очень громко смеялся.

В-третьих. Май 2007 года. Какую "внутреннюю информацию" я мог искать в Москве в дни знаменитой "самарской мясорубки"? До сих пор не могу забыть, как мы сидели в редакции и дико охуевали от происходящего, но вся информация, которой мы владели, сообщалась нам с мест по телефону и сразу же превращалась в новости на сайте. На Марш Несогласных я выехал точно так же, как и многие мои друзья и благодаря этому весьма авантюрному, если кто помнит, выезду познакомился, в частности, с Борисом Райтшустером. Непосредственно в Самаре против нас была организована провокация, точнее - нашу группу просто заблокировали и не пустили на Марш, это была часть довольно известного и смешного сюжета "Шестьдесят пистолей Дениса Билунова".

Проблема в том, что провокатор, наводивший на нас местных силовиков, тот самый "мальчик с камерой", якобы "знакомый Райтшустера", обнаружил себя почти сразу же после нашего возвращения в Москву и с тех пор его никто больше не видел (юноша оказался корреспондентом чуть ли не Мамонтова, собирал материал для очередного пропагандистского шедевра и, как в итоге оказалось, втерся в доверие вообще много к кому). Но в любом случае, я не совсем понимаю, какое это имеет отношение, прости Господи, к календарю для Вячеслава "Ивангога" Данилова.

В-четвертых. Я прекрасно понимаю природу того возбуждения, которое по факту опубликованного письма охватило Марину Литвинович - но Марина Алексеевна, один простой вопрос. В 2007 году мы с Вами в одном офисе сидели. Буквально через стенку друг о друга. Расскажите, пожалуйста, когда и у кого ко мне в те дни возникали какие-то сложные вопросы? Вопросы возникали раньше, как к человеку относительно свежему, к тому же находившемуся в общении прежде всего с нацболами (которые каждую незнакомую физиономию изучали примерно как барышник - племенного жеребца, чуть ли не волосы пересчитывали, на что были свои веские причины). Вопросы возникали позже, когда я уже начинал откровенно звереть от происходящего на оппозиционном фланге.

Но в 2007 году, в период лучших и при этом жесточайших "Маршей Несогласных", когда я был "золотым пером" [одним из, разумеется] несистемного политического лагеря и при этом вполне публичным деятелем, когда на меня равнялись, меня узнавали, меня благодарили, мои колонки - поинтересуйтесь у Сочнева - особо выделял Абель (человек более чем разборчивый), на меня ссылался Илларионов - да ведь и сами Вы, между прочим, не чурались? 

Это был самый счастливый и важный год моей жизни, на локальном уровне я считался одним из самых известных и убежденных молодых оппозиционеров, у меня не могло и мысли возникнуть о том, чтобы как-то работать на власть.

И при этом, напоминаю Вам снова, жил я как совершеннейшее ссаное чучело, деньги были только на самое необходимое, я даже телефона не имел (могу впрочем ошибаться, и на тот конкретный момент имел - но самый простой и дешевый). Именно тогда возникла язвительная шутка, что "Ортега работает за еду", но язвительная только с точки зрения шутников, а я эту язву что тогда, что сейчас ношу будто орден [а гоблины, кажется, даже на уровне интуиции не знакомы с принципом: чем меньше имеешь, тем меньше боишься]. Кремль в это же самое время чуть ли не круглосуточно поливал своих прекрасных цепных псов дивным дождем из грязных зеленых бумажек. Самый мелкий клоп через полгода работы хвастался статусом "кредитного фокусника", причем не всегда даже кредитного.

Впрочем, я непростительно затягиваю вступление - оправдываться мне совершенно не в чем, я всего лишь относительно подробно напоминаю, о каком интересном временном периоде идет речь. Признаюсь, я сначала грешил на то, что письмо откровенно сфабриковано охуевшими мурзилками, которые на меня в последнее время невероятно злы, чему я несказанно рад. Тем более что в адресатах письма  оказался как раз Вячеслав Данилов, с которым у меня отношения сложились самые недружелюбные. Впрочем, при всей глубокой взаимной неприязни [в том числе и сугубо идеологической, вне дихотомии "власть - оппозиция": Ивангог еще и образцовый лефтиш] я так и не смог припомнить за Даниловым ни одной игры с откровенными подлогами. 

Однако история оказалась гораздо проще. Я конечно и так человек нескромный, но вот тут особенно возгордился. 

Этот мой корреспондент всегда пытался изобразить из себя большее, чем он есть

ну что ты хочешь от человека, у которого даже в сверхраспиздяйском фэпе была кличка "оболтус")) передо мной он тоже понтовался

Быть оппозиционером, тайной связью с которым понтуются друг перед другом охранители - это очень тонкая лесть, мало я слышал в свой адрес лести тоньше, чем эта.

Но все-таки: лето 2007 года, а я служу на посылках у корреспондента, пишущего календари для Вячеслава Данилова. Как пел, извините, бард Вадим Седов: "Вы охуели, братья-румыны". Впрочем, от Марины Алексеевны я ничего иного не ожидал и даже никаих претензий ей по этому поводу не предъявляю. Она давно уже человек, скажем так, незамысловатый. И все-таки - с Браудером неловко как-то получилось; про Навального и не вспоминаю даже.

Но что касается вменяемых и при этом заинтересованных моих читателей: разумеется, я готов ответить на любые вопросы как по общим темам, так и по каждой конкретной ситуации. Моя совесть совершенно чиста и стесняться мне абсолютно нечего: не верил, не боялся, не просил, не сотрудничал. 

А если бы вдруг и решился тогда на такой безумный шаг, то какой еще "Лазарев", помилуйте. Хватало, мягко говоря, предложений куда как более интересных и заманчивых, и вот тут убедительно прошу поверить на слово.

Кстати, этот самый "Лазарев" сейчас вроде бы при "Росмолодежи" кормится. Охуеть и не встать у вас там кадровая политика, дорогая Кристина. Охуеть и не встать.

Передайте "знакомому" пламенный привет, в любое время можем устроить с ним очную ставку. И даже, если есть желание, сыграть в увлекательную игру: если юноша выдержит дискуссию о нашем давнем знакомстве, то я сразу же после этой дискуссии к вам честно работать пойду, хоть бы даже кофе варить; а куда мне еще деваться, разоблаченному провокатору?

А если не выдерживает, то вылетает от вас и/или из любых других государственных, равно около-государственных структур, как выражается философ Галковский, на мороз с волчьим билетом. А то я ведь при нем мальчиком на побегушках работал - так давайте внимательно посмотрим и окончательно выясним, строго публично, кто здесь мальчик и кому в итоге придется немного побегать. Неужели вам самой не любопытно?

В надежде на скорый ответ, искренне ваш, целую ручки etc.
Ortega
С

(no subject)

Добродетельный интернет-ресурс "Эпик Хиро" рассказывал намедни, что в Тунисе пришли к власти блогеры, а так же хипстеры.

Ох, пришли:

Правительство Италии объявило режим гуманитарной катастрофы. Это произошло из-за наплыва беженцев из Туниса, где около месяца назад произошла революция. Только со среды, 9 февраля, в Италию прибыли около трех тысяч беженцев; за последнюю ночь в страну из Северной Африки приплыли 250 человек.

Очень хорошо понимаю.

Если эта неведомая ебаная хуйня неизвестным науке образом победит в России, я не то что до Италии, я до Аляски доплыву. 

Кролем, а так же брассом. 
С

(no subject)

Самое мерзкое во всей этой истории это девочки лет 15-16 кричащие "Смерть черножопым!" и "Россия для русских".

Самое мерзкое во всей этой истории, что гости Столицы, уважаемые, именно до таких девочек в первую очередь и доебываются.

Бешновой было 15, например.

Но хипстерами такие вопросы принципиально игнорируются.

Хочется взять и уебать

Поводом к началу столкновений послужили 7 юношей с Кавказа, которые традиционно прогуливались по Манежной площади.

Традиционно прогуливались. Традиционно. Прекрасно, просто замечательно даже.
С

(no subject)

На крышах авто в разное время плясали Петя Верзилов, Илья Яшин, и вот - Леня Йопнутый. Но как невероятна разница в результате! 

Это, кстати, правда. В результате разница есть.

Верзилова прямо на Марше Несогласных скрутили и сдали ментам как провокатора сами же участники Марша.

Яшину - который вовсе не плясал, а просто взобрался на автомобиль, как на трибуну - до сих пор припоминают этот инцидент, как непростительную ошибку, хотя он раз десять уже извинился.

Лене Ебнутому аплодируют и орут "давай еще!"

А почему? А потому что сменились тренды. Глеб Олегович разрешил.

Зачем критиковать оппозиционеров за совершенные ими ошибки, когда можно за те же самые ошибки хвалить? И просить совершать их как можно чаще? На Ебнутого, собственно, не нужен нож. Ему немного попоешь - и делай с ним, что хошь.

И никаких дубинок тоже не надо. Дубинки - это шахтерам. Вот и вся модернизация, собственно.  А так же оттепель. Как вольно дышится в возрожденном Арканаре.

В конце текста по ссылке утверждается, кстати, что Томас Джефферсон тоже был ебнутый.

Доброй ночи. Интересные все-таки выдались выходные.

Единственный только остался вопрос. Что делать?

Я уже задавал его на днях одной весьма неглупой девушке, так она мне ответила: "А у тебя, Стас, безвыходное положение".

Совершенно искренне ответила, в этом-то я уверен.

Вот и думаю теперь.
С

(no subject)

С

(no subject)

Что я могу сказать о Егоре Гайдаре?

Ничего, по-большому счету. Знакомы мы с ним не были. А выносить оценку его профессиональной экономической деятельности я не могу - потому что не изучал. Может так случиться, что засяду однажды за книги по истории "переходного периода", тогда и попробую изложить свои мысли на сей счет.

Неспециалисты традиционно отдают предпочтение эмоциональным высказываниям. "Державу просрали", "народ морили голодом", "хаос и беспредел", и тому подобное. И ведь с таким выражением лица обо всем этом возмущенно повествуют, как-будто это все действительно сгинуло вместе с "лихими девяностыми".

Ну хорошо. Тогда я тоже позволю себе высказать короткий, сугубо личный, и безусловно эмоциональный комментарий.

Егор Тимурович так и не стал путинским. И значит - он мог быть кем угодно, конечно. Но он точно не был ни подонком, ни приспособленцем.

Интересно, бывают ли экономисты романтиками? Слишком уж рациональная профессия, все-таки.

Но если Гайдар действительно своими глазами видел и всем сердцем переживал крушение собственной мечты - чем прекрасно объясняется его поведение за последние лет десять как раз - то ни одного дурного слова в его адрес у меня не найдется.

Галковский Дмитрий Евгеньевич однажды попытался объяснить, почему даже самый фашиствующий журналист, да и вообще человек, хотя бы изредка работающий с текстом, не имеет права оскорблять Анну Политковскую, тем более после ее смерти.

Очень просто: корпоративная солидарность. И он был прав. Человек с буквами и человек с пулями действуют в разных системах координат. Схожесть убеждений тут роли не играет - потому что различия онтологические.

Российские силовики и чеченские боевики, например, могут друг друга искренне ненавидеть, но журналистов они презирают совершенно одинаково. И поэтому ни один журналист просто не имеет права радоваться несчастью или уж тем более смерти другого журналиста, расстрелянного бандитами.

Поэтому - да, я ничего не знаю о Гайдаре. Но если мои догадки на его счет верны - я уважаю его и сочувствую ему.

Диктатура циников, карьеристов, технологов, манипуляторов, профессиональных перебежчиков заставляет ценить человека не за его убеждения, а за сам факт наличия твердых убеждений - по этому принципу, как мы помним, была построена и Национальная Ассамблея.

И если сегодня умер еще один романтик; еще один человек, который предпочел медленно угаснуть вместе со своей мечтой и принципами, нежели долго, сыто и равнодушно сиять, отказавшись и от мечты, и от принципов - то эта смерть заслуживает вовсе не ритуальной скорби, но подлинного траура.

Разумеется, электрические лампочки и удобнее, и безопаснее живого огня. Я все понимаю, можете не объяснять. Не расходуйте время без смысла.

Попробую объяснить совсем грубо. Допустим, я коммунист. Я могу белеть от ярости и и скрипеть зубами наблюдая парад легионеров SS.

Но когда по мостовым ежедневно начинают бодро топать отряды довольных Хиви или предприимчивых членов "Юденрат", то честного, смелого, искреннего врага хочется помянуть добрым словом. После чего - медленно спиться или быстро повеситься.

Тем более, что врагом я Егора Тимуровича не считаю. Как уже было сказано - по-настоящему я и не знаю о нем ничего.

Но он жил достойно. Не в лакейской комнате. И он умер достойно. Не в лакейской комнате.

Этого достаточно. По нынешним временам - даже более, чем достаточно. Подвиг почти.

А может быть, уже и не почти.

Выражаю свои соболезнования всем родным и близким Егора Тимуровича Гайдара.